Россия создала чип для смартфонов. Настоящий, работающий, серийный

Первый русский серийный чип появится в мобильных устройствах. Это микропроцессор "Скиф" размером 28 нанометров, сравнимый по производительности с iPhone 6 и iPad Air. Не золотая медаль в мировом первенстве микроэлектроники. И даже не деревянная. Но этот успех – важный шаг в другой борьбе. Борьбе за реальную независимость России.

Уход от произвола

В 2014 году Запад только объявил санкции против России за обуздание нацистской агрессии на Украине, многие понимающие реальное положение вещей специалисты высказывали пессимистические мысли. И справедливо. Скажем, в одном из докладов на заседании президиума Академии наук один очень серьёзный специалист – а другие в старинном зале здания на Ленинском проспекте, 14 и не выступали – выдвинул даже тезис о близящейся катастрофе. Речь шла как раз об одном микроэлектронном изделии, которое было критически важно для отечественных оборонки и космоса. И нам нужно было минимум полтора года, чтобы успеть заместить западные поставки пусть худшими, но собственными аналогами.

Даже сегодня не стоит рассказывать, о чём конкретно шла речь. Но многие посвящённые вздохнули с облегчением, когда западники то ли не догадались о критической важности для нас того изделия, то ли не решились вставить его в санкционный список по каким-то своим соображениям.

Тем не менее отечественная наука и промышленность не только полноценно использовали те полтора года, но и в целом сильно рванули вперёд и вверх. Ещё бы: вдруг выяснилось, что сладкоголосые мантры о рынке, "который всё порешает", не просто ложны. Они подрывают национальную безопасность. И спасибо санкциям: они помогли осознать всем, что любая наша слабость в любой момент может быть использована против нас. По произволу. И значит, мы снова должны вернуться к формуле РДС – "Россия делает сама".

Исправление ошибок Брежнева

На самом деле отставание отечественной микроэлектроники отнюдь не было предопределено изначально. Ещё в 1950 году в России, в Киевском институте электротехники СССР, был создан первый универсальный программируемый компьютер. Причём первый во всей Европе – лишь американцы ненамного опережали нас тогда. Это был, конечно, монстр из 6000 электровакуумных ламп, потреблявший 15 кВт электроэнергии и выполнявший всего около 3000 операций в секунду, но он был. И это только одна из точек роста отечественной электроники. В этой линейке присутствовали и первая серийная ЭВМ "Стрела", с 1953 года выпускавшаяся на Московском заводе счётно-аналитических машин, и "Сетунь", и первые полупроводниковые "Весна" и "Снег", и БЭСМ-6, которая признавалась лучшей не только в СССР, но и в мире, практически на поколение обходила лучшие разработки знаменитой американской корпорации IBM.

Но именно шестая версия БЭСМ (Большой электронно-счётной машины), созданная в 1966 году, стала фактически и последней из национальных разработок в этой области. Уже тогда в стране захватывали позиции системные либералы, и в полную силу заработал трубопровод "Дружба". И окружение Леонида Брежнева решило, что главное – деньги, и теперь денег всегда будет достаточно. Так что напрягаться не нужно: всё необходимое можно просто купить за границей. В 1967 году было принято решение о переводе отечественного программно-аппаратного комплекса на единую систему. А в 1970-м одним изящным аппаратным фокусом единая система ЭВМ была переведена на стандарты IBM.

Это и стало началом конца советской электроники. Вкупе с ещё одной очень серьёзной проблемой – слабой элементной базой – это решение даже не дало нашей стране войти в 5-й компьютерный технологический этап на собственных ногах. Почти вся сколько-нибудь сложная гражданская электроника была и остаётся импортной.

И только теперь санкции наших западных оппонентов помогли приступить к исправлению древней ошибки. Если угодно, в каком-то смысле вернуться к Хрущёву – персонажу, мягко говоря, неоднозначному, но кузькину мать предъявлявшему последовательно и искренне.

НаноРоссия на службе великой России

Конечно, не всё было так уж трагично. Во-первых, военные и оборонка постарались не допустить иностранную электронику в свою сферу, хотя, конечно, вынуждены были многое импортировать. Но именно там, в военном секторе, тлела искра национальной электронной промышленности. Так, для системы стратегической противоракетной обороны А-35 была создана серия высокопроизводительных двухпроцессорных ЭВМ 5Э92. Это предок позднейшей А-135 и ныне вводимой эшелонированной территориальной системы ПРО А-235 "Нудоль".

Вскоре был разработан вычислительный комплекс "Эльбрус" с производительностью 100 млн операций в секунду. "Эльбрус-2" с 1985 года работал в системе А-135, у атомщиков, в Центре управления полётами, в ряде военных НИИ. На этой базе и началось возрождение отечественной электронной техники.

Сегодня на АО "МЦСТ" серийно выпускаются десятки различных устройств с процессорами "Эльбрус" военного и гражданского назначения. Но за последнее десятилетие в России выросло ещё несколько перспективных электронных процессорных семейств – "Байкал", "Миландр", "Модуль", "ЭЛВИС", "КОМДИВ" и другие. Кое-кто из них вошёл в военную нишу, как тот же "Эльбрус". Кто-то производит процессоры для встроенных систем – станков, принтеров, телевизоров. У других рисуются неплохие перспективы в коммерческом секторе.

Мобильный процессор "Скиф" – изделие ведущего отечественного разработчика микросхем и устройств на их основе АО НПЦ "ЭЛВИС". На официальном сайте она характеризуется так:

Компания является центром компетенций в областях искусственного интеллекта, компьютерного зрения, обработки радиолокационных сигналов, процессорных архитектур, аналого-цифровых и радиочастотных интегральных схем, интегрированных систем безопасности.

Это, безусловно, стратегически важная тема. Конечно, этот чип из линейки "Мультикор", разработанный на архитектуре ARM, вряд ли скоро потеснит Samsung или Xiaomi на гражданском рынке. Но планшеты с телефонами нужны и военным. И тут даже не очень важно, что процессор пока производится на тайваньской фабрике и в размерах с 28 нм далеко не чемпион. На Тайване, образно говоря, лепят друг к другу кирпичики – пока в России нет соответствующей производственной базы (спойлер: скоро будет). Но программная архитектура у нас уже своя. Есть у нас и две собственные, не основанные на Linux операционные системы для мобильных устройств.

Уже на самом высоком уровне поставлена задача дополнить пять имеющихся в России и Белоруссии крупных микропроцессорных производств новыми. Пока у нас зеленоградский "Микрон" работает на уровне 65 нм, но производство в размере 28 нм уже строится. А в НИЦ "Курчатовский институт" ещё 9 лет назад начинали освоение 10 нм – безуспешно, помешали как раз санкции. Но мы хотя бы попытались.

Вообще, в России есть одна вечная беда – между наукой и производством всегда лежит дистанция в годы или стоит стена в километры, которую нередко приходится пробивать собственным лбом учёного. В конце концов, и ту преступную – если не сказать предательскую – капитуляцию отечественной электроники перед IBM вытребовали не учёные и даже не системные либералы, а именно тогдашние промышленники. Которые попросту боялись браться за новые задачи.

Что с того?

Нынешние новости – это вдохновляющий прорыв. И в технологической области, и в производственной, и, главное, в области безопасности – военной, экономической и политической.

Достаточно вспомнить недавние информационные вбросы о том, что корпорация Xiaomi начала блокировать смартфоны в Крыму. Оказалось, что не блокирует. Но пункт-то такой в соглашении есть! Китайская компания действительно зарезервировала за собой право блокировать телефоны там, где они запрещены к продаже. То есть Россия снова зависит от произвола иностранного партнёра, пусть на данный момент партнёра дружественного.

На этом фоне появление отечественного процессора, годного к использованию в планшетах, смартфонах, телекоммуникационной инфраструктуре, автономных робототехнических комплексах, в промышленной автоматизации, – значительный шаг вперёд.

Но шагать уже поздно. Пора переходить на бег.